Skip to content
Просмотрели всего: 1292
 

Прецедент должен быть

Прецедент должен быть

Как уже указывалось в предыдущем материале, нет прецедента возбуждения уголовного дела за фальсификацию доказательств в суде, а прецедент должен быть создан. Потому как, у любого здравомыслящего возникает резонный вопрос.

Если государство до такой степени себя не уважает (преступление против правосудия наказывается штрафом до 300 тысяч рублей, то есть суд назначит 100 рублей, и всё, вопрос исчерпан), то, с чего его (государство в лице правоприменителей, в число коих входят и прокуратура, и полиция, и следственный комитет, и само правосудие) будет уважать тот же государственный служащий исполнительной власти, представитель бизнеса, или «гражданин и человек», то есть, «рядовой гражданин»?

А между тем, сам факт предоставления фальсифицированных доказательств (если в материалах судебного производства имеется письменное заявление о фальсификации доказательств, и это отражено протоколом судебного заседания) уже является бесспорным доказательством тому, что документы переданы в суд.
Иными словами, сам факт передачи фальшивых (любых) документов является неоспоримым доказательством совершения преступления.

Какие сложности с доказыванием «признаков состава преступления» могут возникнуть, если в суд представляются договора на, якобы, предоставленную услугу, которые по факту не предоставлялись и не оплачивались?

Если, указаны дата заключения договоров, информация о видах экономической деятельности, регистрации в ЮГРЛ, основные сведения о ЮЛ с указанием ИНН, а они эта данные не совпадают «с фактическими обстоятельствами дела»?

Если, предположим по запросу полиции (физическое лицо не может получить документальные подтверждения в силу законодательного запрета на выдачу подобной информации, в силу чего и обращается в органы государственной власти) были получены подтверждения, что на лицевой счёт, указанный в договоре никаких сумм вообще не поступало (на тот момент самого счёта не существовало), то что ещё доказывать?
Что мешает возбудить уголовное дело?

Как ни странно, ответ на вопрос лежит на поверхности.

С какой целью предоставляются фальшивые документы в суд (гражданское производство)?
Разумеется, с корыстной целью.
Незаконным путём, злоупотребляя право на судебную защиту получить либо какие-то, денежные средства (чаще всего), либо вещное право (возврат чего-то, в натуре), либо стать правообладателем чего бы ни было.

В любом случае, предоставление фальшивок тянет за собой (помимо ст. 327 УК РФ, в части «изготовление иного документа, дающего право…»), как минимум, мошенничество (если нет ничего посерьёзнее, например, рейдерского захвата), что уже и расследуется иначе.

Как известно, перспектива расследовать мошенничество «пугает» следственные органы с одной стороны сложностью сбора доказательств «преступного умысла», как правило, потенциальные подозреваемые стараются доказать «добросовестное заблуждение», с другой стороны малой перспективностью (а, особенно, если дело касается гражданского спора между двумя физическими лицами), что уголовное дело будет окончено вынесением обвинительного приговора, что является показателем «плохой работы» следственных органов. Ну, а «оно им надо»?

Ярким и показательным примером может являться расследование по уголовным делам «Оборонсервиса», в числе которых и обвинения по признакам, квалифицированным ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере). Следствие ведётся с ноября 2012 года: ноября 2012 года были произведены первые аресты, что свидетельствует о возбуждении уголовных дел.
Общественность недоумевает, дескать, а что тут доказывать. А, доказывать необходимо «преступный умысел» на совершение противоправных действий. Доказывать, что не вследствие халатности, по незнанию (добросовестное заблуждение) или другим более «смягчающим» обстоятельствам, а именно сознавая и понимая незаконность собственных действий, приведших к тем, или иным результатам.

В уголовном судопроизводстве (в отличие гражданского) в основу положен принцип презумпции невиновности. И, если обвиняемый утверждает, что он не имел «преступных намерений» (и, доказывать сей факт, в силу закона он не обязан), значит сторона обвинения должна доказать, что обман имеет место быть, и результат (получение, скажем 3 миллиардов рублей) был достигнут путём злоупотребления доверием намеренно, а не вследствие ошибки, именуемой халатностью …

Всё это, как бы, понятно, но как же поступить в конкретной ситуации, когда уже «факт свершился», а судья демонстрирует явное пренебрежение законом?

Получать обновления:

Вы можете добавить статью "Прецедент должен быть" в:


Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Приглашаю посетить мои странички в следующих сервисах:

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Яндекс.Метрика