Skip to content
Просмотрели всего: 3224
 

Подложные документы

Подложные-документы

Возвращаясь к тому, что в суд предоставляются фальсифицированные доказательства.
Чем злоупотребляет тот, кто предоставляет в суд подложные (фальшивые) документы, используя судебное производство для достижение не вполне (скажем мягко) законных целей?

Собственным правом, которое определяется законом, или доверием суда, который (опять же в силу закона) не обязан проверять достоверность доказательств, потому как, согласно ч. 5 ст. 10 ГПК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются?

В силу закона, сам факт предоставления фальсифицированных доказательств (по физическому признаку – уже передал, и они находятся в материалах дела), вне зависимости от того, к каким результатам это привело (основывал ли суд решение со ссылкой представленные доказательства, или нет) уже влечёт за собой уголовную ответственность.
Это, если следовать букве закона.

И это без учёта ст. 187 УК РФ, изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами»; ведь откуда-то же появляются у «заинтересованных лиц» фальшивые документы, вряд ли они изготавливаются «на коленке» в каком-нибудь подвальчике, потому как слишком уж достоверные.

Или же, ст.324 УК РФ «Приобретение или сбыт официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей», например, договоров на выполнение каких-либо работ, оказание услуг.

Безусловно, как уже говорилось, фальшивые документы (фальсификация доказательств) представляются в суд с определённой целью, а следовательно, уголовное дело не может быть возбуждено только по ст. 303 УК РФ, именно эти «цели», обусловленные «преступным умыслом» необходимо доказывать.

И это является определяющим «мотивом» отказа в возбуждении уголовного дела, и именно, следственными органами.
Нет прецедента возбуждения уголовного дела по факту предоставления в гражданское судопроизводство фальсифицированных доказательств, а значит и нет следственной практики (практических навыков) подготовки таких дел для уголовного производства.

Сторона обвинения должна доказать преступные намерения по признакам «сопутствующего» преступления, то есть, не по «основному» обвинению (тут чего доказывать, уже совершил преступные действия), а по тому, что «тянет за собой» ст. 303 УК РФ, иначе говоря, «конечный результат» к которому стремился правонарушитель, предоставляя фальшивые документы в суд, а также установление «обстоятельств», как каким образом, откуда появились у подозреваемого фальшивые документы.
А в этом случае «высвечиваются» уже другие заинтересованные лица.
Не исключено, что и «могущественные и платежеспособные».

Отсюда следующее, вытекающее из предыдущего.
Какова «цена вопроса» возбуждать или не возбуждать уголовное дело по такой «смешной» статье, как фальсификация доказательств в гражданском судопроизводстве.
Отсюда вывод.
Прецедент должен создать заявитель, потому как для него, в большей степени важен результат.
Ведь это его пытаются чего-то, лишить, предоставив фальшивые документы в суд.

Безусловно, отстаивать свои права в рамках действующего законодательства очень сложно.
И прежде всего потому что судебная система не то, чтобы исправлять ошибки не желает, а и просто признать их, во всяком случае, на региональном уровне.
А по сему и отсылка «охранителей права», дескать, обращайтесь в суд, если считаете, что уголовное дело по факту представления в суд фальсифицированных доказательств, звучит как насмешка.

Совершенно верно, согласно правил, установленных ч. 5 ст. 148 УПК РФ, отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 УПК.
Но, вот тут возникает ряд вопросов.
Вопрос первый.
Если в нарушении ч. 4 ст. 148 УПК РФ, из которой следует, что «Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору.
При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования» игнорируется совершенно безбоязненно (то есть, в полной уверенности, что никакого наказания за грубейшее нарушение закона не будет), то о каком «обжаловании в суде» может вообще идти речь?

Вопрос второй.
Если бы суды последующих инстанций не утверждали даже явно неправосудные решения, чувствовали бы себя в безопасности все остальные «органы исполнительной власти», к коим относятся и правоохранительные?
Если прокуроры (районные, городской, областной) отвечают заявителям, дескать нет «оснований для прокурорского реагирования», когда сообщается, что Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не направляются в адрес заявителя не то, чтобы в течение 24-часов, а и вообще, в принципе и как обжаловать то, чего нет, то есть «надзирающие за исполнением законов» этих нарушений видеть не хотят, то куда должен обращаться «гражданин и человек», у которого, вроде как и право есть, и закон подтверждает его это право, а де факто, законного права ни на что нет?

Справедливости ради необходимо отметить, что какие-то, подвижки в этом направлении наметились.
Указом Президента России в соответствии с действующим федеральным законом № 273-ФЗ от 25 декабря 2008 года (п. 1 ч. 1 ст. 5 ФЗ) утверждён Национальный план противодействия коррупции на 2014-2015 годы.
Пожалуй, впервые за последние два десятилетия Председателю Верховного Суда, а также Генеральному директору Судебного Департамента при ВС РФ поручено создать подразделения, координирующие реализацию мероприятий по коррупционным правонарушениям в судейском корпусе и аппаратах судов.

Органам судейского сообщества предписано принять меры по совершенствованию дисциплинарного производства в отношении судей, включая совершенствование структуры и функций судебно-дисциплинарных органов, процедурных гарантий привлечения судей к дисциплинарной ответственности.
В действительности, документ довольно обширный (26 страниц формата А4), и затрагивает практически все области исполнительной и законодательной власти.

Кроме того, Общественной палате Российской Федерации, Торгово-промышленной
палате Российской Федерации, Общероссийской общественной организации
«Ассоциация юристов России», политическим партиям, саморегулируемым
организациям, общественным организациям, объединяющим промышленников и
предпринимателей, продолжить работу по формированию в обществе нетерпимого отношения к коррупционному поведению.

Интрига в другом.
Насколько «Поручения» носят «обязательный характер» для Председателя Верховного Суда, а также Генеральному директору Судебного Департамента при ВС РФ, который находится в «прямом подчинении» Председателя Верховного Суда, который, в свою очередь обладает «абсолютной властью» в Российской Федерации, поскольку СУДЬЯ (и уж тем более «главный» в России) «независимый, несменяемый и неприкосновенный» (ст. 120, 121, 122 Конституции РФ).

Даст ли очередное поручение, а следовательно и попытки, доселе тщетные — обуздать коррупцию в России, покажет время.
А пока фальсификация доказательств довольно успешный инструмент для защиты «сомнительных прав» в суде, и даже возбудить уголовное дело против «фальсификаторов» требует настойчивости и терпения, коего хватает далеко не всем.
Ну и так, информация к размышлению.

С помощью подложных документов лишаются прав наследования законные наследники, выселяются граждане из единственного жилья, взыскиваются огромные суммы, отмываются деньги, выводятся из-под удара «фирмы-однодневки» и выходят «сухими из воды» мошенники всех «мастей».
А между тем, незаконное освобождение от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание, наказывается лишением свободы на срок до семи лет (ст. 300 УК РФ).

Риторические вопросы.
Наказание в 300000 рублей (максимум ч. 1 ст. 303 УК РФ) «адекватно содеянному», если «на кону стоит» 300 миллионов, и реально ли привлечь фальсификатора к уголовной ответственности с учётом того, что нет прецедентов привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в гражданско- правовом споре?

Насколько отчаянно будут защищать «честь мундира» коллеги, если учесть, что у каждого (или, почти каждого) есть свой скелет в шкафу?
Ответ настолько очевиден, что озвучивать его бессмысленно.

Получать обновления:

Вы можете добавить статью "Подложные документы" в:


Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Приглашаю посетить мои странички в следующих сервисах:

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Яндекс.Метрика